Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 2 (45) 2013

Back to issue

От редактора

19 марта Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев публично заявил, что из 1300 дел о взятках 22 % составили иски к врачам и учителям! По мнению судейских, врачи стоят на первом месте среди всех специальностей, кто берет взятки, намного опережая даже работников ГАИ. И это мнение с удовольствием распространяют журналисты, как от пера, так и с телеэкранов. Мало того, в России в 2012 году вышла книга «Коррупция в сфере медицинских услуг» (авторы — директор Фонда исследования проблем демократии, член Общественной палаты М.С. Григорьев, заместитель секретаря Общественной палаты РФ В.В. Гриб, президент Ассоциации женщин­предпринимателей Н.А. Вахнина), в которой собраны данные многочисленных опросов населения. Отношение к этому пишущей братии иллюстрирует анекдот из одной из многочисленных публикаций на эту тему, поразивший меня своей циничностью: «Здравствуйте, бесплатный доктор!» — «Здравствуйте, безнадежный больной…» Думаю, что и в Украине дел о «якобы» поборах врачей со своих пациентов и родителей больных не намного меньше. Менталитет людей примерно один — что в России, что в Украине, «то есть коррупция в медицине, воистину, является одной из определяющих сфер в процессах ограбления населения нашей страны». По их мнению, видимо, именно взяточничество среди медиков определяет одно из первых мест, занимаемое нашей страной в мире в рейтингах о коррупции.

Но коль такое пристальное внимание общественности к коррупции в здравоохранении да такое количество судебных дел в отношении врачей, то где информация о виллах, купленных медиками на Мальдивах, или яхтах, владельцами которых являются украинские педиатры, или миллионных счетах в оффшорных зонах за границей? Что­то я не встречал особого беспокойства среди наших врачей в связи с рухнувшими банками на Кипре. Да и не обнаружим мы этих сведений, как бы наши правоохранительные органы не искали и не шерстили Интернет и различные блоги.

С другой стороны, принимаем ли мы деньги и подарки от благодарных больных, которые делают их от души? Можно с уверенностью сказать: «Да». Считать это взяткой? Именно с точки зрения закона? Ответить на это с полной уверенностью не могу. Я ношу в себе слова моего отца, хирурга, который всю жизнь, до самой смерти, пахал в операционной начиная с 1939 года. Когда я начинал свою врачебную деятельность, его наказ был очень краток: «Не бери у больного денег за свою работу, но если ты будешь покупать спиртное — коньяк, водку, шампанское или конфеты в магазине, то как врач ты не состоялся…» Я не сторонник денежных вознаграждений больного врачу, более того, омерзительно, когда имеет место вымогательство, шантаж пациента! Это, без сомнения, должно быть уголовно наказуемым, это аксиома! Но человек, которого спасли, которому вернули здоровье, а значит, доставили огромную радость жить, работать, имеет право благодарить спасителя, доктора. А вот как? Деньгами?..

Наверное, каждому с детства известно выражение о том, что «медицина — самая благородная профессия». Кстати, слова эти — не плод пропаганды советских времен, а идут из древности. А вопрос — оплата за медицинскую помощь или бессребреничество — всегда решался в пользу материального вознаграждения. В пресловутые времена «благородно» отнюдь не было синонимом «бесплатно». Более того, Гиппократ, чью клятву мало информированные граждане считают едва ли не заветом бескорыстия, в своих трудах прямо писал: «Врач, не берущий гонорара за лечение, подлежит изгнанию из корпорации».

Первые ростки массовой реально бесплатной медицины стали появляться лишь ближе к нашим временам. Уже в XIX веке в России в рамках Земской реформы были введены штаты земских врачей, которые получали от земства весьма достойное жалование. Кстати, именно российские земские врачи стали прототипом семейных врачей на Западе лишь в середине века XX. Основная же масса докторов получала деньги за свою работу от пациентов, причем уровень этой оплаты зависел от квалификации врача, и никто при этом не говорил о взятках, тем более о коррупции. За рубежом сегодня врачи получают от 150 000 до 300 000 долларов США, в некоторых случаях — до 400 000 долларов в год, обогнав зарплатой даже сенаторов!

Так как же наш украинский врач, тем более педиатр, может отказываться от денег от благодарного пациента? Ведь он человек, у него семья, он тоже смотрит телевизор, читает газеты. Он знает, как живут медики там, у них. А наши врачи с зарплатой чуть выше прожиточного минимума обгоняют лишь секретарей, медсестер, продавцов и, в некоторых случаях, дворников, входя в топ­10 рейтинга самых низкооплачиваемых профессий. Неудивительно, что, по данным различных опросников, 30–40 % выпускников медвузов не идут работать по специальности. Неудивительно, что сегодня проводится профориентационная работа по агитации выпускников школ к поступлению в медицинские университеты (вспоминаю, при каком конкурсе я поступал в вуз — 5 человек на место!).

Благодарность, или, как считают некоторые общественные и правоохранительные организации, взятка в медицине — это микроскопическая, одна из многих, льдинка в верхушке айсберга общих проблем здравоохранения. И многие из них известны нашему обществу… Решать их нужно не только и не столько «судебными делами» о взятках и коррупции среди простых врачей — вам ли не знать, где их искать. А вот позаботиться о достойной жизни тех, кто непосредственно будет решать проблемы здоровья нации, общество обязано. Других врачей, согласных жить впроголодь, оно не найдет…

Главный редактор, профессор

Е.И. Юлиш



Back to issue