Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

International journal of endocrinology 1 (65) 2015

Back to issue

Адипонектин у больных с сахарным диабетом 2-го типа при нормальной массе тела

Authors: Гончарова О.А., Парцхаладзе В.И. — Харьковская медицинская академия последипломного образования; Ильина И.М. — ГУ «Институт проблем эндокринной патологии им. В.Я. Данилевского НАМН Украины», г. Харьков

Categories: Endocrinology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Установлено, что у больных сахарным диабетом 2-го типа на фоне нормальной массы тела средний уровень адипонектина (АН) в плазме крови, в отличие от больных с избыточной массой тела и ожирением, находится в пределах референтных норм. В то же время примерно у половины из них (54,5 %) уровень АН снижен. Подгруппа со сниженным уровнем АН отличается большим возрастом больных и длительностью диабета, а также повышением уровней триглицеридов и липопротеинов очень низкой плотности, более частым увеличением окружности талии. В то же время у больных сахарным диабетом 2-го типа с нормальной массой тела не выявлено достоверных ассоциативных связей между уровнем АН и показателями углеводного обмена — уровнем глюкозы в крови и инсулина натощак, индексом НОМА-IR.
Полученные данные обосновывают необходимость своевременно выявлять и корригировать нарушения липидного обмена у больных сахарным диабетом 2-го типа с нормальной массой тела.

Установлено, що у хворих на цукровий діабет 2-го типу на фоні нормальної маси тіла середній рівень адипонектину (АН) у плазмі крові, на відміну від хворих із надлишковою вагою та ожирінням, перебуває в межах референтних норм. У той же час приблизно в половини з них (54,5 %) рівень АН знижений. Підгрупа зі зниженим рівнем АН відрізняється більшим віком хворих та тривалістю діабету, а також підвищенням рівнів тригліцеридів та ліпопротеїнів дуже низької щільності, більш частим збільшенням обводу талії. У той же час рівень АН у хворих на цукровий діабет 2-го типу з нормальною масою тіла не показав вірогідного асоціативного зв’язку з показниками вуглеводного обміну — рівнем глюкози крові та інсуліну натще, індексом НОМА-IR.
Отримані дані обґрунтовують необхідність своєчасно виявляти та коригувати порушення ліпідного обміну у хворих на цукровий діабет 2-го типу з нормальною масою тіла.

It was found that in patients with type 2 diabetes mellitus with normal body weight, average level of adiponectin (AN) in the blood plasma, in contrast to patients with overweight and obesity, is within reference range. At the same time, about half of them (54.5 %) had reduced AN level. The subgroup with decreased AN level differs by greater age of patients and duration of diabetes, as well as elevated levels of triglycerides and very low density lipoproteins, more frequent increase in waist circumference. However, in patients with type 2 diabetes mellitus and normal body weight we didn’t detect significant correlations between AH level and carbohydrate metabolism parameters — blood glucose and fasting insulin levels, index HOMA-IR.
The findings show the necessity to promptly identify and correct lipid metabolism disorders in patients with type 2 diabetes mellitus with normal body weight.


Keywords

сахарный диабет 2-го типа, нормальная масса тела, адипонектин.

цукровий діабет 2-го типу, нормальна маса тіла, адипонектин.

type 2 diabetes mellitus, normal body weight, adiponectin.

Статья опубликована на с. 23-26

В настоящее время жировая ткань рассматривается как активный метаболический и эндокринный орган, который играет ключевую роль в формировании ожирения (Ож), метаболического синдрома и сахарного диабета (СД) 2-го типа [1]. Установлено, что даже небольшое увеличение объема висцерального жира играет значительную роль в нарушениях метаболизма и повышении риска сердечно-сосудистых заболеваний [2].

Жировая ткань способна секретировать большое количество факторов с различными эффектами — адипокинов [1]. Повышенный научный интерес к установлению механизмов влияния каждого из них на развитие Ож, инсулинорезистентности (ИР) и кардиоваскулярной патологии обусловлен необходимостью получения новых данных, которые могут лечь в основу диагностических и терапевтических технологий.

В последнее время значительное внимание привлекает адипонектин (АН) — адипокин, открытый в 1995 г. [3]. Этот протеин секретируется в белой жировой ткани и участвует в регуляции энергетического гомеостаза организма. Выявлено, что плазменная концентрация АН обратно коррелирует с индексом массы тела (ИМТ) при Ож [4]. Уровень этого гормона значительно повышается при голодании и снижении массы тела на фоне гипокалорийной диеты у больных Ож [5]. Показатели АН имеют положительную корреляцию с чувствительностью к инсулину, а его низкий уровень в крови предшествует развитию ИР [6]. В эксперименте показано, что адипонектин уменьшает ИР, активизируя действие инсулина в скелетной мышце и печеночной ткани [7]. Тормозят секрецию АН медиаторы ИР — ФНО-aльфа и глюкокортикоиды [8]. Не исключают наличия обратной связи между уровнями АН и факторами кардиального риска, такими как дислипидемия и артериальная гипертензия (АГ) [9, 10]. Выдвинута гипотеза, согласно которой пусковым механизмом развития АГ у детей с Ож является сочетание ИР и гипоадипонектинемии [11].

Следует констатировать, что основной массив публикаций относительно влияния адипокинов, в т.ч. АН, на прогрессирование Ож и формирование сердечно-сосудистой патологии основывается на изучении лиц с избыточной массой тела (ИзбМТ) либо с Ож. В то же время контингент лиц с метаболическим ОЖ на фоне нормальной массы тела (НормМТ) практически не представлен в научной литературе, а эта когорта, как оказалось, имеет негативный прогноз относительно смертности, в т.ч. от кардиопатологии, что и определило цель данного исследования — установить уровни адипонектина в плазме крови больных с клиническим фенотипом СД 2-го типа на фоне нормальной массы тела.

Материалы и методы исследования

В группу исследования были отобраны 33 больных СД 2-го типа с НормМТ, у которых и на момент диагностирования диабета ИМТ был ниже 25,0 кг/м2 и не были повышены титры антител к островкам поджелудочной железы (ICA) и декарбоксилазе глутаминовой кислоты (GAD), что характерно для латентного аутоиммунного диабета у взрослых (LADA). Группы сравнения составили 15 больных СД 2-го типа с ИзбМТ и 11 — с Ож, достоверно не отличающихся по возрасту (56,01 ± 1,69; 54,23 ± 2,01; 55,64 ± 1,87 года) и длительности СД (8,69 ± 1,08; 7,87 ± 1,22 и 7,18 ± 1,58 года). У больных иммуноферментным методом исследован уровень адипонектина в плазме крови с помощью набора EA2500-1, Human Adiponectin ELISA (лабораторная норма 4–16 нг/мл), проведено исследование иммунореактивного инсулина (ИРИ) с использованием набора Inculin DRG ELISA, REF EIL-2935 (лабораторные нормы по набору были 2–25 мкЕд/мл) с помощью иммуноферментного анализатора Stat Fax 4700. Был также определен уровень глюкозы в плазме крови глюкозооксидазным методом на аппарате BIOSENC-LINE ECF Diagnostic (лабораторная норма 3,8–6,2 ммоль/л). Рассчитан индекс HOMA-IR по формуле: уровень глюкозы крови натощак (ммоль/л), умноженный на уровень инсулина натощак (мкЕд/мл) и деленный на 22,5. В норме показатель не должен превышать 2,77.

Пациентам была измерена окружность талии (ОТ) сантиметровой лентой из гибко-твердого материала. Показатель ОТ оценивали с учетом критерия IDF: норма для мужчин < 94 см, норма для женщин < 80 см.

Холестерин крови определяли колориметрическим методом на наборе СпЛ, Харьков. Аппарат Solar PM 2111 (норма < 4,5 ммоль/л). Уровень триглицеридов определен с помощью набора СпЛ, Харьков (норма < 1,7 ммоль/л). Уровень липопротеинов очень низкой плотности (ЛПОНП) рассчитан по формуле: ЛПОНП = триглицериды • 0,45 (норма < 0,76 ммоль/л).

Количественные признаки проверялись на нормальность распределения методом Шапиро — Уилка. Статистический анализ нормально распределяющихся количественных данных проводился методом Стьюдента. Рассчитаны среднеарифметические значения Х, среднеквадратическое отклонение S, статистическая ошибка среднеарифметического значения SХ. Достоверность различия средних величин определяли по t-критерию Стьюдента. Для установления связи между показателями адипонектина и других исследованных величин проведен корреляционный анализ по методу Пирсона.

Результаты и их обсуждение

Проведенные исследования показали, что средние уровни концентрации АН в крови у больных СД на фоне ИзбМТ и Ож были снижены (2,97 ± 0,49 и 2,83 ± 0,46 нг/мл соответственно). В то же время в группе больных с НормМТ они находились в пределах нормы — 4,36 ± 0,52 нг/мл и были достоверно (р < 0,05) выше, чем при ИзбМТ и при Ож. Это подтверждает данные литературы о том, что концентрация циркулирующего АН снижается по мере нарастания массы тела пациентов при СД 2-го типа [6]. В то же время у 18 из 33 больных с НормМТ (54,5 %) уровень АН в крови был снижен. Учитывая, что данный фактор рассматривается как неблагоприятный в плане прогноза кардиальной патологии, было проанализировано, по каким параметрам отличаются подгруппы с нормальным и пониженным уровнем АН (табл. 1).

Оказалось, что в группе со сниженным уровнем циркулирующего АН возраст больных и длительность диабета были достоверно большими (р < 0,05). Эта группа также достоверно отличалась по уровню ТГ и ЛПОНП, причем значения этих двух показателей превышали референтные нормы в отличие от группы с нормальной концентрацией плазменного АН. В группе с гипоадипонектинемией недостоверно (р > 0,05) выше на 30,8 % была частота увеличения ОТ, а также на 8,9 % выше уровень общего ХС.

Что касается характеристик углеводного обмена, то они показали противоположную тенденцию: на фоне гипоадипонектинемии уровень ИРИ был в пределах нормы и на 17,4 % ниже, а уровень НОМА-IR — на 14,7 % ниже, чем в группе с АН > 4,0 нг/мл, однако различия не были достоверными (р > 0,05). Следует отметить, что при этом индекс НОМА-IR превышал норму в обеих группах, а уровень ИРИ — только в группе с нормальным уровнем АН.

Нами прослежены ассоциативные связи между АН и рядом характеристик больных СД 2-го типа с НормМТ (табл. 2).

Установлено, что у лиц с НормМТ концентрация циркулирующего АН достоверно отрицательно коррелировала с длительностью СД 2-го типа, уровнем ЛПОНП и ТГ. При этом достоверной корреляции с показателями углеводного обмена не выявлено.

Одним из методологических подходов в исследовании механизмов формирования той или иной патологии признано выявление взаимосвязи между различными «участниками процесса» в группах, отличающихся по какому-то признаку. Принципиальной особенностью нашого исследования является подбор группы больных СД 2-го типа в возрасте IV–VI декады жизни с НормМТ (ИМТ < 25,0 кг/м2), и в этой группе установлена достоверная отрицательная корреляция между циркулирующим АН и длительностью СД 2-го типа, уровнями ЛПОНП и ТГ. По данным литературы, у подростков с Ож имеет место отрицательная корреляция АН с возрастом ребенка, повышением ОТ, ИРИ, индексом НОМА-IR, ИМТ и с ЛПВП [12]. У мужчин с абдоминальным Ож [5] обнаружена отрицательная корреляция между АН и ИМТ, ОТ, ОТ/ОБ, ИРИ. T. Lindstrom и соавт. [13] у женщин с СД 1-го типа установили отрицательную корреляцию между АН и длительностью диабета и положительную — с ЛПВП, а при СД 2-го типа — отрицательную корреляцию АН с ИМТ и НОМА-IR, ТГ и положительную — с ЛПВП. Учеными из Санкт-Петербургского НИИ экспериментальной медицины [14] детально изучены ассоциативные связи между концентрацией АН и метаболическими показателями у пациентов с ИМТ < 28 кг/м2 (с нормальной и умеренно повышенной массой тела) и с Ож (ИМТ ≥ 28 кг/м2) и установлено, что в первой из этих групп АН коррелировал отрицательно с ИРИ и НОМА-IR, а при Ож — с частотой развития СД 2-го типа. При этом корреляция с ТГ не достигала статистически достоверного уровня. Следует отметить, что в данном исследовании группа пациентов с ИМТ < 28 кг/м2 включала лиц и с НормМТ, и частично с ИзбМТ, поэтому сравнивать результаты данной группы с показателями больных, имеющих НормМТ, не представляется вполне корректным. Тем не менее обращает на себя внимание, что у лиц разных возрастных групп, как правило, на фоне Ож выявляется корреляция АН не только с метаболическими характеристиками — ИМТ, ОТ, ОТ/ОБ, проявлениями дислипидемии, но и с показателями углеводного обмена. В нашем исследовании, касающемся больных СД 2-го типа с НормМТ, на первый план выходит корреляция между АН, ТГ и ЛПОНП.

Выводы

1. Примерно у половины больных сахарным диабетом 2-го типа на фоне нормальной массы тела имеется гипоадипонектинемия.

2. Длительность диабета и возраст больных являются факторами, способствующими снижению уровня адипонектина у больных с нормальной массой тела.

3. Уровень циркулирующего адипонектина у больных сахарным диабетом 2-го типа на фоне нормальной массы тела отрицательно коррелирует с уровнем триглицеридов и липопротеинами очень низкой плотности.


Bibliography

1. Полторак В.В., Горшунська М.Ю., Красова Н.С. Адипонектин та цукровий діабет 2-го типу (патогенетичні аспекти як підґрунтя для оптимізації антидіабетичної фармакотерапії) [Текст] / В.В. Полторак // Международный эндокринологический журнал. — 2014. — № 5 (61). — С. 95–104.

2. Зуєв К.О. Особливості розподілу жирової тканини у хворих на цукровий діабет 2-го типу з ожирінням та артеріальною гіпертензією з супутньою дисліпідемією // Международный эндокринологический журнал. — 2014. — № 7 (63). — С. 112–117.

3. Romero-Corral A. Association of body weight with total mortality and with cardiovascular events in coronary artery disease: a systematic review of cohort studies [Text] / A. Romero-Corral, V.M. Montori, V.K. Samers et al. // Lancet. — 2006. — Vol. 368. — P. 666–678.

4. Боева Л.Н. Роль адипокинов в нейроэндокринной регуляции энергетического обмена [Текст] / Л.Н. Боева, С.А. Догадин, М.В. Екимова // Сибирское медицинское обозрение. — 2010. — Т. 66, № 6. — С. 51–56.

5. Brockman D.A. Proteomics in the characterization of adipose dysfunction in obesity [Text] / D.A. Brockman, X. Chen // Adipocyte. — 2012. — Vol. 1, № 1. — P. 25–37.

6. Бугрова С.А. Адипонектин у мужчин с абдоминальным ожирением [Текст] / С.А. Бугрова, Е.В. Ерошва, А.В. Ильин, Г.А. Мельниченко // Ожирение и метаболизм. — 2006. — № 2. — С. 32–36.

7. Вербова А.Ф. Взаимосвязь адипонектина, эндотелина и инсулинорезистентности у больных ожирением и сахарным диабетом 2-го типа [Текст] / А.Ф. Вербова, А.С. Осина // Ожирение и метаболизм. — 2010. — № 2. — С. 45–48.

8. Gaillard S. Adipose tissue as an endocrine organ [Text] / S. Gaillard, R. Gaillard // Obesity and Metabolism. — 2007. — Vol. 3. — Р. 191–205.

9. Ковалева О.Н. Адипокины: биологические, патофизиологические и метаболические эффекты [Текст] / О.Н. Ковалева, Т.Н. Амбросова, Т.В. Ащеулова, Е.А. Гетман // Внутренняя медицина. — 2009. — № 3 (15). — С. 4–10.

10. Shioji K. Hypoadiponectinemia implies the development of atherosclerosis in carotid and coronary arteries [Text] / K. Sioji, F. Moriguchi, S. Moriwaki et al. // J. Cardiol. — 2005. — Vol. 43 (5). — P. 105–112.

11. Hara K. Reduced adiponectin level is associated with severity of coronary artery disease [Text] / K. Hara, T. Yamauchi, Y. Imai et al. // Int. Heart. J. — 2007. — Vol. 48 (2). — P. 149–153.

12. Солнцева А.В. Однонуклеотидные полиморфизмы гена адипонектина и их связь с показателями адипонектинемии у детей с разными формами ожирения [Текст] / А.В. Солнцева // Український журнал дитячої ендокринології. — 2014. — № 2. — С. 7–12.

13. Lindstrom T. Elevated circulating adiponectin in type 1 diabetes is associated with long diabetes duration [Text] / T. Lindstrom, J. Frystyk, C.A. Hedman et al. // Clinical Endocrinology (Oxford). — 2006. — Vol. 65. — P. 776–782.

14. Танянский Д.А. Адипонектин: снижение содержания при метаболическом синдроме и независимая связь с гипертриглицеридемией [Текст] / Д.А. Танянский, Э.М. Фирова, Л.В. Шатилина, А.Д. Денисенко // Кардиология. — 2008. — № 12 (48). — С. 32–37.


Back to issue