Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

International journal of endocrinology 1 (65) 2015

Back to issue

Динамика антропометрических и гормональных показателей у подростков (мальчиков) с задержкой физического и полового развития на фоне терапии

Authors: Мавлонов У.Х., Урманова Ю.М. - Ташкентский педиатрический медицинский институт; Бухарский областной эндокринологический диспансер; Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз, г. Ташкент, Республика Узбекистан

Categories: Endocrinology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Через 3, 6 и 12 мес. после лечения йодидом калия (100, 150 мкг/сут) и левотироксином (25, 50 мкг/сут) в динамике у пациентов с йододефицитными расстройствами и задержкой полового развития наблюдалось достоверное улучшение гормональных показателей, а именно средних величин ТТГ, свободного тироксина (р < 0,05). Если скорость роста у больных с йододефицитными расстройствами и задержкой полового развития до лечения была 5,3 ± 0,2 см/год, то через 12 мес. лечения в среднем составила 6,3 ± 0,3 см/год (6,6–9,6 см/год), а абсолютная прибавка роста за 12 мес. в среднем составила 8,1 ± 0,4 см. Выводы: проведенная терапия йодидом калия и левотироксином у пациентов с йододефицитными расстройствами и задержкой полового развития способствует достоверному улучшению как гормональных, так и антропометрических показателей, что подтверждает необходимость первичной профилактики йододефицитных заболеваний среди детей и подростков.

Через 3, 6 і 12 міс. після лікування йодидом калію (100, 150 мкг/добу) і левотироксином (25, 50 мкг/добу) у динаміці в пацієнтів із йододефіцитними розладами і затримкою статевого розвитку спостерігалося вірогідне поліпшення гормональних показників, а саме середніх величин ТТГ, вільного тироксину (р < 0,05). Якщо швидкість росту у хворих із йододефіцитними розладами і затримкою статевого розвитку до лікування була 5,3 ± 0,2 см/рік, то через 12 міс. лікування в середньому становила 6,3 ± 0,3 см/рік (6,6–9,6 см/рік), а абсолютна прибавка росту за 12 міс. у середньому становила 8,1 ± 0,4 см. Висновки: проведена терапія йодидом калію і левотироксином у пацієнтів із йододефіцитними розладами і затримкою статевого розвитку сприяє вірогідному покращенню як гормональних, так і антропометричних показників, що підтверджує необхідність первинної профілактики йододефіцитних захворювань серед дітей та підлітків.

The hormonal indices, particularly average level of TSH, free thyroxine (р < 0.05) have been significantly improving after 3, 6 and 12 months of treatment with potassium iodide (100, 150 мg/day) and levothyroxine (25, 50 мg/day) in patients with iodine deficiency disorders and low sexual development. Baseline rate of growth in patients with iodine deficiency disorder and low sexual development was 5.3 ± 0.2 cm/yr, after 12-month treatment that index was 6.3 ± 0.3 cm/yr (6.6–9.6 cm/yr) and average gain in growth was 8.1 ± 0.4 cm. Conclusions: potassium iodide and levothyroxine containing therapy in patients with iodine deficiency disorder and low sexual development improves both hormonal and anthropometric indices that confirms the necessity of primary prevention of iodine deficiency disorders in children and adolescents.


Keywords

йододефицитные заболевания, задержка полового развития, лечение.

йододефіцитні захворювання, затримка статевого розвитку, лікування.

iodine deficiency disorders, low sexual development, treatment.

Статья опубликована на с. 116-120

Введение

Одними из наиболее распространенных неинфекционных заболеваний человека являются заболевания, связанные с дефицитом йода [1]. В настоящее время проблема йодного дефицита является глобальной. В мире риску развития йододефицитных заболеваний (ЙДЗ) подвержено свыше 2 млрд человек [2, 10]. В условиях йодного дефицита, помимо увеличения объема щитовидной железы (ЩЖ), нарушается физическое, интеллектуальное и половое развитие детей [4]. В йододефицитных регионах у женщин нарушается репродуктивная функция, увеличивается количество выкидышей и мертворожденных, возрастает перинатальная и детская смертность [5], повышается риск радиационно–индуцированных заболеваний ЩЖ [6]. Наличие эндемического зоба у детей значительно повышает риск развития хронических заболева–ний [7].

Однако в литературе недостаточно внимания уделяется изучению медико–биологических и социально–гигиенических факторов, влияющих на формирование зоба у детей, а также анализу частоты нарушений физического и полового развития подростков в йододефицитных регионах. Все это явилось причиной для проведения настоящего исследования.

Цель исследования — изучить динамику антропометрических и гормональных показателей мальчиков–подростков с задержкой физического и полового развития и йододефицитными заболеваниями на фоне лечения.

Материал и методы исследования

За период с 30 мая 2012 г. по 15 октября 2013 г. нами было осмотрено и обследовано 1066 мальчиков–подростков в различных регионах Республики Узбекистан. При этом в г. Бухаре и четырех районах Бухарской области было осмотрено 523 мальчика, в Наманганской области — 200, в г. Ташкенте — 343. Возраст обследованных колебался в пределах от 11 до 17 лет. Основной контингент составили учащиеся колледжей и школ.

В дальнейшем было отобрано 163 больных с различными нарушениями роста и полового развития. Проведено изучение эндокринного статуса, общеклинические, биохимические, гормональные (СТГ, ЛГ, ФСГ, пролактин, ТТГ, тестостерон, кортизол, свободный тироксин) исследования. 20 здоровых лиц составили группу контроля. Исследование выполнялось при спонсорской поддержке представительства компании «Берлин Хеми» в Республике Узбекистан.

Полученные данные обрабатывали с помощью компьютерных программ Microsoft Excel и Statistica 6. Вычисляли средние значения (М), стандартные отклонения средних (m). Достоверность различий в уровне между группами оценивалась по величине доверительного интервала и критерию Стьюдента (р). Различия считали статистически значимыми при р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

Среди 1066 подростков было выявлено 696 лиц с различными нарушениями роста и развития, из них 412 (38,6 %) — с ЙДЗ ЩЖ: диффузным зобом (ДЗ) I степени — 270 (25,3 %), диффузным зобом II степени — 101 (9,8 %), аутоиммунным тиреоидитом (АИТ) — 38 (3,6 %). При этом состояние эутиреоза наблюдалось у 189 больных (50,9 % от 371 больного с ДЗ I и II ст.), а ДЗ с гипотиреозом — у 182 (49,0 %).

В зависимости от характера патологии 696 пациентов были распределены на 5 групп. В первую группу вошел 191 подросток (17,9 %) с задержкой пубертата (ЗП) различной степени. Вторая группа включала 134 подростка (12,5 %) с изолированной задержкой роста (ЗР), третья группа — 126 лиц (11,8 %) с задержкой физического и полового развития (ЗФПР), в четвертую группу вошли 83 (7,8 %) больных с различными врожденными аномалиями развития половых органов (варикоцеле, анорхия, крипторхизм, паховая грыжа, гидроцеле, гипоплазия яичек, микропения), пятую группу составили пациенты с задержкой физического, полового и умственного развития — 13 случаев (1,2 %). Оставшиеся 149 пациентов составили группу с дефицитом массы тела. Данное распределение выполнено также с целью дифференциации характера нарушений роста и развития.

Нами были изучены средние величины антропометрических показателей, которые вычислялись на основании международных росто–весовых карт Таннера — Вайтхауза и перцентильных таблиц по пяти стадиям пубертата (табл. 1). Данные нормативов приведены по Н.П. Шабалову (2009 г.).

В дальнейшем из числа этих пациентов нами были отобраны 60 подростков с ЗФПР и ЙДЗ из г. Бухары и Бухарской области, которым были выполнены дополнительные исследования (ТТГ, Т4, рентгенограмма кисти, черепа, ЭЭГ и др.) и антропометрические расчеты в динамике до и через 12 мес. после терапии йодидом калия (100, 150 мкг/сут) и левотироксином (25, 50 мкг/сут).

Как видно из табл. 1, во всех группах имелось достоверное снижение роста по сравнению со здоровой группой.

В табл. 2 представлен клинический статус пациентов с ЙДЗ при включении в исследование.

В табл. 3 даны средние величины антропометрических показателей 60 больных с ЗФПР и ЙДЗ из г. Бухары и Бухарской области до лечения.

В табл. 4 приведена динамика средних величин антропометрических показателей у 60 пациентов с ЗФПР и ЙДЗ на фоне лечения до и через 12 мес. терапии. Возраст пациентов находился в пределах 14,7 ± 1,1 года. При этом в табл. 4 данные нормативов представлены для возраста 14,7 ± 1,1 года.

Как видно из данных, представленных в табл. 4, отмечалось улучшение росто–весовых показателей у пациентов с ЗФПР и ЙДЗ на фоне лечения в динамике до терапии и через 6 мес., а именно роста и веса тела, а также SDS роста и ИМТ.

Если скорость роста до лечения была 5,3 ± ± 0,2 см/год, то через 12 мес. лечения она в среднем составила 6,3 ± 0,3 см/год (6,6–9,6 см/год), а абсолютная прибавка роста за 12 мес. в среднем составила 8,1 ± 0,4 см.

Отмечается достоверное значимое различие исходных показателей роста и SDS роста (p < 0,01). Кроме того, также увеличились средние значения массы тела (в пределах нормы) и среднее значение ИМТ (р > 0,5) с 17,0 ± 0,7 кг/м2 до 18,4 ± 0,7 кг/м2 (в норме от 18,5 до 24,9 кг/м2).

В табл. 5 приведены показатели гормональных исследований (ТТГ, свободный тироксин, СТГ) у 60 пациентов с ЙДЗ на фоне лечения в дина–мике.

Из этих данных следует, что проведенная терапия ЙДЗ у пациентов с ЗФПР оказывает положительный эффект, достоверно влияя на изменения базальных уровней различных ТТГ, свободного тироксина.

Как видно из данных, представленных в табл. 4, через 3, 6 и 12 мес. после лечения в динамике у пациентов с ЗФПР и ЙДЗ наблюдалось достоверное улучшение гормональных показателей, а именно средних величин ТТГ и свободного Т4 (р < 0,05).

Таким образом, на основании выполненного исследования можно заключить, что проведенная пациентам с ЗФПР и ЙДЗ терапия способствует достоверному улучшению как гормональных, так и антропометрических показателей, что подтверждает необходимость первичной профилактики ЙДЗ среди детей и подростков.

Выводы

Через 3, 6 и 12 мес. после лечения йодидом калия (100, 150 мкг/сутки) и левотироксином (25, 50 мкг/сут) в динамике у пациентов с йододефицитными расстройствами и задержкой полового развития наблюдалось достоверное улучшение величин ТТГ, свободного тироксина (р < 0,05).

Если скорость роста у больных с йододефицитными расстройствами и задержкой полового развития до лечения была 5,3 ± 0,2 см/год, то через 12 мес. лечения в среднем составила 6,3 ± 0,3 см/год (6,6–9,6 см/год), а абсолютная прибавка роста за 12 мес. в среднем составила 8,1 ± 0,4 см.


Bibliography

1. Боборыкина А.Е. Клиническое значение дефицита йода для здоровья детей раннего и дошкольного возраста / А.Е. Боборыкина, И.В. Вахлова, Н.Е. Санникова // Пермский медицинский журнал. — 2006. — Т. 23, № 6. — С. 125–133.

2. Бруно де Бенуа, Швец О.В. Устранение дефицита йода — одна из ключевых задач здравоохранения // Международный эндокринологический журнал. — 2011. — № 6 (38). — С. 12–18.

3. Година Е.З., Задорожная Л.В., Хомякова И.А. и др. Особенности соматического развития детей и подростков в условиях йодного дефицита (по материалам обследования населения Саратовской области) // Физиология роста и развития детей и подростков / Под ред. А.А. Баранова, Л.А. Щеплягиной. —М.: ГЭОТАР–Медиа, 2006. — Т. 1. — С. 181–231.

4. Исмаилов С.И., Нугманова Л.Б., Расулов С.Ф. и др. Динамический анализ ситуации по профилактике йододефицитных состояний в Узбекистане // Проблемы биол. и мед. — 2005. — № 3. — С. 3–6.

5. Мухамедов Т.М., Абдужаббарова Д.Х. Частота эндокринной патологии среди населения Узбекистана за последнее десятилетие // Проблемы биол. и мед. — 2005. — № 3. — С. 6–9.

6. Курмачева Н.А. Роль и задачи педиатров в профилактике йододефицитных заболеваний у детей // Педиатрия. — 2012. — № 2. — С. 11–15.

7. Трошина Е.А. Коррекция йододефицитных состояний у детей // Акушерство. Гинекология. Педиатрия. — 2010. — № 1 (136).

8. Шабалов Н.П. Диагностика и лечение эндокринных заболеваний у детей и подростков. — М., 2009. — 527 с.

9. Фадеев В.В. Нормативы уровня ТТГ: нужны ли изменения? / Фадеев В.В. // Клиническая и экспериментальная тиреоидология. — 2004. — Т. 2, № 3. — С. 5–9.

10. Delange F. Iodine deficiency as a cause of brain damage // Postgrad. Med. J. — 2001. — Vol. 77. — P. 217–220.

11. Toft A. Thyroid hormone treatment, how and when? / A. Toft // Thyroid international. — 2001. — № 4. — P. 12–15.


Back to issue