Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

International journal of endocrinology 3(21) 2009

Back to issue

Распространенность синдрома поликистозных яичников среди женщин фертильного возраста

Authors: Хайдарова Ф.А. Институт эндокринологии МЗ РУз, г. Ташкент, Узбекистан

Categories: Endocrinology

print version


Summary

Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) ассоциируется с гиперандрогенемией, ановуляцией и риском развития метаболического синдрома. Из-за отсутствия единых критериев диагностики в настоящее время нет точных данных о распространенности СПКЯ. Обследовано 2856 женщин фертильного возраста. Из них у 16,6 % (475) женщин наблюдались признаки гиперандрогенизма. Распространенность СПКЯ среди этих пациенток составила 52,6 %. Наиболее типичные признаки СПКЯ, которые возникли с возраста менархе: нарушение менструального цикла по типу олигоменореи, гирсутизм, первичное бесплодие.


Keywords

гиперандрогенизм, синдром поликистозных яичников, распространенность.

Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) — заболевание, сопровождающееся целым рядом взаимосвязанных гормональных и метаболических нарушений, усугубляющихся ожирением и имеющих тенденцию к хроническому течению. Среди женщин репродуктивного возраста распространенность СПКЯ составляет от 4 до 8 % [2, 5], по мнению других исследователей, достигает 15 % [1]. СПКЯ является наиболее частой причиной ановуляции, гиперандрогенемии (ГА) и гирсутизма.
Нужно отметить, что из-за отсутствия единых критериев диагностики в настоящее время нет точных данных о распространенности СПКЯ. Все популяционные исследования в основном проводились на белых женщинах европейского происхождения по критериям I Международной конференции Национального института здоровья США (1990 г.). В литературе имеются только несколько работ, проведенных по требованиям рабочей группы ESHRE/ASRM (2003 г.) [4].
Целью данного исследования явилось определение частоты СПКЯ среди женщин фертильного возраста с признаками ГА.
Материалы и методы
Было обследовано 2856 женщин фертильного возраста. На этапе скрининга проводились сбор анамнеза, антропометрическое, общеклиническое и гинекологическое обследование, оценка выраженности гирсутизма, ультразвуковое сканирование матки и яичников, гормональное обследование. Диагноз СПКЯ устанавливался на основании критериев Роттердамского консенсуса (2003 г.) [4].
Степень выраженности ожирения определяли по ИМТ, вычисляемому как отношение массы тела (кг) к квадрату длины тела (роста) (м2). В норме ИМТ составляет 20–25 кг/м2.
Степень выраженности гирсутизма оценивали по шкале Ferriman — Galwаy. При этом вычисляли гирсутное число в баллах, которое в норме равняется 7–12. При умеренном гирсутизме гирсутное число находится в пределах до 20–25, при выраженном — более 25.
Уровень гормонов определялся при помощи радиоиммунологического метода с использованием стандартных наборов IMMUNOTECH (Чехия). Всем пациенткам проводилось определение в крови гормонов (ЛГ, ФСГ, ПРЛ, ДГЭС, 17-ОН, Е2, Т, К, ТТГ, ТЗ, Т4, инсулин, кортизол, альдостерон, ренин). Исследование проводили на 5–7-й день цикла, пациенткам с олиго- и аменореей — на 5–7-й день менструальноподобной реакции, индуцированной прогестероном.
Результаты исследования
За период с 2004 по 2008 гг. в консультативную поликлинику НИИ эндокринологии МЗ РУз обратились 2856 пациенток фертильного возраста. Из них у 16,6 % (475) женщин наблюдались признаки гиперандрогенизма (рис. 1).
При проведении клинико-лабораторных обследований была выявлена следующая патология: врожденная надпочечниковая недостаточность (ВНН) — у 5,4 % (26) женщин; ее неклассическая форма (НКВНН) — у 8 % (38) женщин; идиопатический гирсутизм — у 16,4 % (78) женщин; у 9,2 % (44) женщин диагностировалась гиперпролактинемия, ановуляция ВОЗ-II была у 8 % (44) женщин, синдром поликистозных яичников был установлен у 250 женщин (52,6 %). Контрольную группу составили 58 практически здоровых женщин.
Причинами, по которым женщины с СПКЯ обратились в поликлинику, были первичное бесплодие (85,8 %), нарушение менструального цикла, избыточный рост волос на лице и теле. Несмотря на сопутствующее ожирение у большинства обследованных (48,8 %), избыточный вес беспокоил только 23,2 % пациенток, которые считали причиной прибавки массы тела прием различных гормональных препаратов в качестве терапии нарушений менструальной и генеративной функции.
Длительность заболевания колебалась от 1 до 6 лет, в среднем 4,2 ± 1,9 года. Возраст обследованных женщин колебался в пределах от 18 до 35 лет, составляя в среднем 25,31 ± 5,60 года среди пациенток и 25,0 ± 4,7 года у женщин контрольной группы. Вес обследованных женщин был в диапазоне 60–90 кг, составляя в среднем 71,3 ± 15,3 кг у пациенток с диагнозом СПКЯ и 69,5 ± 15,8 кг в контрольной группе. ИМТ был примерно одинаковым в сравниваемых группах.
Наиболее частое проявление ГА — гирсутизм. Анализ результатов показал, что у больных СПКЯ гирсутное число в 5,2 раза было выше значений контрольной группы (Р < 0,001) (рис. 2).
ГА обусловливает появление андрогенной дермопатии различной степени выраженности у женщин, и, безусловно, ярким и самым распространенным ее проявлением являются акне [1, 2], которые наблюдались в наших исследованиях у каждой третьей пациентки (P < 0,01). Черный акантоз среди пациенток с СПКЯ встречался в 48,75 % случаев.
Возраст менархе варьировал от 11 до 15 лет, составляя в среднем 13,18 ± 1,30 года для пациенток с СПКЯ и 13,5 ± 1,2 года для женщин контрольной группы (табл. 1).
В настоящее время широко обсуждается вопрос о влиянии низкого веса при рождении на развитие метаболического синдрома. По данным ряда авторов, от 8 до 26 % новорожденных во всем мире рождаются с низким весом [2]. Как видно из табл. 1, вес при рождении у пациенток с СПКЯ был достоверно ниже, чем у женщин контрольной группы (Р < 0,01). Однако анализ данных веса при рождении внутри группы пациенток с СПКЯ показал, что у 30,3 % он был ниже 2500 г.
Анализ перенесенных заболеваний и наследственной отягощенности свидетельствует, что частота перенесенных заболеваний у пациенток с СПКЯ несколько отличается от контрольной группы. Перенесенные простудные заболевания, в частности хронический тонзиллит, достоверно реже встречались у женщин контрольной группы (P < 0,01).
Наследственная отягощенность по нарушению репродуктивной функции и другим эндокринопатиям, а также по сердечно-сосудистым заболеваниям у пациенток была достоверно выше, чем в контроле (р < 0,01).
 

Необходимо отметить, что характер частоты нарушения менструального цикла у обследованных пациенток несколько различался (рис. 3). У женщин без ожирения нарушение менструального цикла отмечалось с периода менархе, а у большинства пациенток с ожирением манифестации клинических и эндокринных проявлений СПКЯ способствовало начало половой жизни, что многие исследователи относят к стрессовой ситуации [1].
Таким образом, у подавляющего большинства обследованных пациенток нарушение менструального цикла было по типу олигоменореи. Частота аменореи II (отсутствие менструации в течение 6 мес.) у пациенток с ожирением была достоверно выше (р < 0,05), что можно объяснить сопутствующим ожирением, т.е. влиянием эстрагонадных половых стероидов на репродуктивную систему. Дисфункциональные маточные кровотечения по типу менометроррагий также чаще отмечались у пациенток с ожирением (р < 0,05). Неустойчивый менструальный цикл (длительностью 28–35 дней) отмечался одинаково часто у небольшого числа больных всех обследованных групп.
Таким образом, распространенность СПКЯ среди пациенток с гиперандрогенизмом составила 52,6 %.
Наиболее типичные признаки СПКЯ, которые возникли с возраста менархе: нарушение менструального цикла по типу олигоменореи, гиперандрогенемия, первичное бесплодие.


Bibliography

1. Назаренко Т.А. Синдром поликистозных яичников. — М.: МЕДпресс-информ, 2005. — 207 с.
2. Azziz R. The evaluation and management of hirsutism // Obstet. Gynecol. — 2003. — Vol. 101. — P. 995-1007.
3. Barker D.J., Osmond C., Forsen T.J. Trajectories of growth among children who have coronary events as adults // N. Engl. J. Med. — 2005. — Vol. 353. — P. 1802-1809.
4. Barth J.H., Yasmin E., Balen A.H. The diagnosis of polycystic ovary syndrome: the criteria are insufficiently robust for clinical research // Clin. Endocrinol. (Oxf). — 2007. — Vol. 67, 6. — P. 811-815.
5. Brown M.A., Chang R.J. Polycystic Ovary Syndrome: Clinical and Imaging Features // Ultrasound Q. — 2007. —
Vol. 23, 4. — P. 233-238. 


Back to issue